Жизнь в «ЛНР»: Нищета навсегда – ЕЛЕКТОРАТ

Жизнь в «ЛНР»: Нищета навсегда

Иллюзия денег, иллюзия временной сытости и еще больший страх.

Часто встречаю растиражированное выражение о том, что девушку из деревни вывезти можно, а вот деревню из девушки не вывести никогда.

Прибегала тетушка в совершенно растрепанных чувствах – ездила в Беловодск переоформлять украинскую пенсию. Точнее, продлять оформление. Ей это обошлось в 2400 грн, из которых 300 грн она заплатила в банк за оформление новой карточки. Ехали микроавтобусом на шесть мест через Россию. Предупреждали, что будут расселять где-то на ночлег, если не успеют обернуться одним днем, и вся эта компания незнакомых стариков мандражировала, что спать придется всем вместе – мужчинам и женщинам. А ночлег оказался как раз делом самым комфортным из всей этой истории – дом оказался с коврами и мягкой мебелью, а на утро до открытия все уже были в пенсионном фонде. Назад из свободной территории Украины люди везли лекарства, сало, мясо и даже мороженое. Словом, все. Водитель летел как бешеный – спешил вернуться до комендантского часа, въехать во двор до 23:00, чтобы не заметил патруль. Собственно, тетя все оформила. Быстро и как-то почти без стрессов. Впечатления от поездки и очередей гнетущие – немощные старики, как и она, из “республики” – на костылях, трясущиеся, слепые. Кому-то стало плохо в пенсионном фонде, вызывали “скорую”. Весь этот рейд моя тетя пережила и вытерпела, а вот приехав, оказалось, что с августа будут введены какие-то новые карточки, и деньги нужно будет получать лично.

Тетя прибежала ни свет – ни заря к нам, взахлеб рассказывая обо всем, что почерпнула из Интернета ее соседка чуть помоложе. Мы успокаивали, что ведь не на всю жизнь были эти две пенсии, это не могло быть бесконечно, что в какой-то момент все равно нужно было делать выбор – жить там и получать украинскую пенсию в гривнях, или здесь и получать местную рублевую пенсию в соотношении 1:2. На словах моя тетушка со всем согласна, но у нас она искала сочувствия, понимания и ей страшно жаль потраченных 2400 грн – это две ее украинские пенсии.

Нищеты не вывести из человека никаким богатством. Задолженность по пенсии свалилась на мою тетю полгода назад, и она не стала богаче ни на грамм. Выбирала продукты просроченные и с душком, ходила пешком на те рынки, где продавцы разрешали выбирать в испорченном товаре. “Подъела” – стала позволять себе самые дешевые сосиски, не имеющие запаха, лимоны с гнильцой, котлеты странного состава. Иллюзия мяса, иллюзия денег, иллюзия нормальной жизни. Приходя к нам, она несла гостинцы – черные и мягкие бананы, лимоны с белым налетом. Для нее это те же продукты, она совершенно искренне не видит смысла платить за хорошее качество. Пыталась наесться впрок. Заплатила долги по коммуналке. Купила новые туфли впервые за последние лет пять. Сходила к окулисту, узнала, что слепнет и нужно делать операцию. Часть денег ушло на лекарства для зрения – на операцию тетя не решилась.

Моя тетя из той категории, у кого нет никого и помощи ей ждать неоткуда. Своей семьи и детей у нее никогда не было. Когда в “республики” девять месяцев не платили, она просила у незнакомых людей по три картошины на суп, ходила в социальную столовую раз в день – домой уносила кастрюльку супа или каши, которой ей хватало на обед и ужин. Жила вообще без денег. Наверное, где-то кто-то кому-то и помогает. Собираются какие-то деньги и продукты, но это не коснулось моей тети. То ли жила она не там, то ли возраст был не тот, но кроме как на себя, рассчитывать ей было не на кого. В то время очень многие и мужчины, и женщины стояли под решетками “комиссариатов” и “комендатур”: “Возьмите мыть пол за паек”.

Поэтому свалившееся на мою тетю счастье в виде задолженности по пенсии, не вытащило ее из нищеты. Иллюзия денег, иллюзия временной сытости и еще больший страх., как жить дальше на 2200 рублей местной пенсии, из которых половина уходит на коммунальные платежи.

Источник: facenews

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *