Визит Обамы в Аргентину и политика Макри

Infolatam, Хулио Бурдман (Julio Burdman)

По целому ряду причин в Южной Америке политические события происходят волнообразно. Военные перевороты, демократические реформы, многочисленные переизбрания на президентский пост и идеологические повороты, подобно вирусной инфекции, передаются от одной страны к другой. То обстоятельство, что наши столь разные страны сталкиваются с одинаковыми проблемами, обладают схожими государственными институтами и культурами, помогает понять суть этих циклов. Этому способствует также и то, что южноамериканские политики находятся в одном общем пространстве деятельности, обладают подобным опытом и информационным багажом.

Теперь к очередному региональному циклу вплотную приблизился Маурисио Макри (Mauricio Macri). Росендо Фрага (Rosendo Fraga) заявил в одном из интервью, что Макри мог бы стать новым региональным Чавесом. Разумеется, он вовсе не имел в виду боливарианские идеи. Подобно Чавесу, Макри мог бы стать лидером идеологического цикла в Южной Америке, но с совершенно иным знаком. Но следует подумать о том, входило ли в планы Макри политическое лидерство в регионе?

Посещение Обамой Аргентины — не просто очередной визит. Он отправился в Южную Америку лишь для того, чтобы посетить Буэнос-Айрес. И хотя президентский срок Обамы подходит к концу, и он уже не может ставить крупные экономические вопросы, уже одним фактом своего присутствия американский президент может запустить процесс формирования политического альянса.

Сейчас Аргентина представляет для Вашингтона стратегический интерес. А для Аргентины вопрос заключается в том, сохранится ли этот интерес после ухода Обамы и какие экономические дивиденды она сможет из этого извлечь.

Это возрождение стратегического интереса Вашингтона создает новую ситуацию. В 90-х годах, при президенте Карлосе Менеме (Carlos Menem), Аргентина усиленно стремилась к альянсу с Вашингтоном, но, несмотря на широкие политические и дипломатические жесты со своей стороны, особой выгоды от этого не получила.

По окончании холодной войны, во время которой США очень боялись распространения советского влияния на Южную Америку, этот континент перестал иметь геополитическое значение. Что же изменилось? Переоценка запасов полезных ископаемых и то обстоятельство, что многие правительства новых левых в Южной Америке стали проводить независимый курс, идя на значительное сближение с Китаем и, в меньшей степени, с Россией.

США соответственным образом реагируют и намерены восстановить главенствующую роль в регионе, входящем со времен доктрины Монро в сферы их влияния. В настоящее время Вашингтон рассматривает Макри в качестве главного союзника в решении этой задачи. Новый аргентинский президент, инженер и прагматичный предприниматель, намеревавшийся проводить такую же прагматичную внешнюю политику, не зависящую от того или иного политического лагеря и не подверженную какому бы то ни было идеологическому влиянию, неожиданно оказался втянутым в региональные геополитические игры.

И начал с конфронтации с Венесуэлой. Если прагматичный Макри ввязывается в подобную затею, то только потому, что ожидает получить от нее пользу для осуществление своих функций как президента. Союз с Вашингтоном может помочь в вопросах реструктуризации долга, способствовать частичному вхождению Аргентины в Транстихоокеаснкое партнерство и открыть начало переговорам о заключении торгового соглашения между США и Южноамериканским общим рынком (MERCOSUR). Все эти процессы идут медленно и не гарантируют конкретных результатов, но дают правительству Макри то, что ему сейчас нужно: внешнюю поддержку, переговоры и возможность договориться о новом порядке финансирования.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *