Папа, Патриарх и опоздавшая сверхдержава – ЕЛЕКТОРАТ

Папа, Патриарх и опоздавшая сверхдержава

Комментируя состоявшуюся на прошлой неделе встречу глав Католической и Русской Православной церквей, Уилл Инбоден, автор статьи в Foreign Policy, обращает внимание на геополитический аспект этого события и на то обстоятельство, что США остались от него в стороне.

“Под силу ли общим геополитическим опасениям преодолеть более чем тысячелетние теологические расхождения? (…) По всей видимости, предстоятелей двух крупнейших христианских церквей объединили общие опасения в связи с рядом поразивших Европу и Ближний Восток кризисов в области политики и безопасности”, – пишет автор. Он подчеркивает, что не склонен приуменьшать значимость теологических расхождений: “Хотя в наш секулярный век многие считают теологические убеждения чем-то невразумительным и малозначимым, для истово верующих вопросы вероучения могут быть столь же важны, как вопрос жизни или смерти, или даже жизни после смерти (а то и составлять суть этих вопросов)”.

По словам Инбодена, “если принять совместное заявление Папы и Патриарха в Гаване за чистую монету, то его в основном можно приветствовать. В нем почти отсутствуют общие фразы, которыми страдают подобные декларации, и высказывается четкая и конкретная обеспокоенность по поводу некоторых актуальных нравственных и политических проблем, в особенности насчет отчаянного положения, в котором оказались христиане на Ближнем Востоке”.

“Однако с учетом того, как плотно (и не всегда взаимовыгодно) российское правительство взаимодействует с РПЦ, выраженная в заявлении обеспокоенность судьбой ближневосточных христиан звучит довольно фальшиво, если посмотреть на нее через призму сеющей нестабильность политики, которую проводит в этом регионе Россия, – продолжает автор. – Путин прилагает агрессивные усилия к тому, чтобы сделать Россию доминирующей на Ближнем Востоке внешней силой. Эту роль она не играла с тех пор, как египетский лидер Анвар Садат в 1973 году выслал из Египта советских советников. Похоже, что теперь Путин совершает похожий маневр с тем, чтобы Россия сменила Соединенные Штаты в роли великой державы, в том числе и в области мирового межрелигиозного сотрудничества”.

Переходя ко второму аспекту, Инбоден называет гаванскую встречу “курьезной иллюстрацией упадка мирового влияния Америки”. Он вспоминает “времена, когда Соединенные Штаты играли ведущую роль в международном религиозном сотрудничестве по геополитическим вопросам”. В частности, речь идет об увенчавшихся “частичным успехом” попытках США создать “панрелигиозный альянс против советского коммунизма” в эпоху холодной войны. На таком фоне автора “несколько коробит”, что творцами сближения между католиками и православными оказались президент РФ Владимир Путин и братья Кастро, а Соединенные Штаты вынуждены “безучастно наблюдать через Флоридский пролив”.

“Похоже, что Путин позаимствовал у Сталина идею поставить РПЦ на службу военным задачам России. Как ни прискорбно, Патриарх Кирилл нередко с готовностью поддерживает намерения Путина молитвами, вплоть до сакрализации вторжения России на Украину, – говорится в статье. – Что касается Папы Франциска, то он не проявил твердых антикоммунистических убеждений, присущих его недавним предшественникам, в особенности Иоанну Павлу II. Если он и не адепт теологии освобождения, то, похоже, симпатизирует ей, и до сих пор с его стороны не было ни каких-либо публичных заявлений, ни действий, направленных против систематического нарушения прав человека и религиозных свобод при режиме Кастро. Соответственно, заслуживает сожаления тот факт, что он высказался за проведение саммита в Гаване, ведь для [братьев] Кастро это стало пропагандистским успехом”.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *