Мрачный шаблон России в Сирии

Гуманитарная катастрофа в Сирии привела к сотням тысячам убитых и 11 миллионам беженцев. Если достигнутая в Мюнхене договоренность действительно обеспечит прекращение насилия и откроет гуманитарные коридоры, она будет стоить того. Но трудно сохранять оптимизм.

И дело не в том, что президент Башар Асад пообещал продолжить войну против террористов, к которым он относит практически всех своих противников. Совершенно неважно, что говорит господин Асад. Его сторонники мало на что способны без России и без шиитских военизированных формирований, поддерживаемых Ираном. И эти проиранские силы все больше зависят от российской авиации.

Значение имеет позиция России. Россия же в очередной раз согласилась с нами относительно широких принципов смягчения сирийского конфликта, а затем начала действовать вопреки этим принципам. С 2012 года Россия поддерживает формирование в Сирии правительства переходного периода, но при этом совершенно не собирается отказываться от поддержки Асада. Россия продолжала безоговорочно поддерживать Асада, когда он отказался вести переговоры с оппозицией в декабре 2013 года и в январе 2014 года в Женеве. В ноябре прошлого года были достигнуты договоренности в Вене о создании правительства переходного периода на 18 месяцев и установления перемирия, условия которого должны были быть выработаны безотлагательно. Эти моменты были включены в резолюцию Совета безопасности ООН под номером 2254. И что же сделали русские? Они помогли установить перемирие? Они пришли к нам и сказали, что заставят Асада прекратить сбрасывать на города бочковые бомбы и морить голодом людей в качестве инструмента войны, если мы, опираясь на Саудовскую Аравию, Турцию и Катар, вынудим сирийскую оппозицию прекратить боевые действия?

Нет. Русские лишь начали бомбить интенсивнее, поддерживая иранские силы и войска Асада в их операциях в городе Дарайе, в горах Латакии и к северу от Алеппо. И если русские всерьез настроены в отношении Мюнхенских договоренностей, то зачем они бомбят цели, не связанные ни с «Исламским государством», ни с «Ан-Нусрой», чтобы блокировать Алеппо? Понятно, что эти действия направлены не только на изменение расстановки сил, но и на опустошение этих областей, и тем самым изменить будущий выбор Сирии. Как ни странно, Владимир Путин, Башар Асад и ИГ хотят сделать выбор только между режимом и «Исламским государством». Для господина Путина такой вариант гарантирует, что весь мир поддерживает Асада, и ни у кого не останется сомнений в том, что русские вышли победителями. Такая поляризация создает для ИГ имидж защитников суннитов и привлекает к террористам все больше мусульман из других государств.

Я надеюсь, что ошибаюсь относительно целей господина Путина. Но всякий раз, когда США ведут переговоры с русскими, те бомбежки становятся интенсивнее. Президент Барак Обама в субботу беседовал с президентом Путиным, и тот сказал, что число российских бомбардировок не уменьшится. В конце минувшей недели российская авиация разбомбила как минимум один госпиталь «Врачей без границ». Я не предлагаю США прекратить переговоры с русскими. Но на Путина нельзя произвести впечатление одними словами. Он поддается давлению. Если США не готовы заставить русских платить высокую цену, предупредив их, что у Вашингтона не остается иного выбора, кроме как предоставить оппозиции убежище и/или активно поставлять ей оружие, то все останется по-прежнему. А, как известно, только сумасшедший делает одно и то же снова и снова в надежде получить другой результат.

Источник: WSJ

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *