Когда наступает расплата: Радован Караджич

Радован Караджич в зале Гаагского трибунала

Психиатр, поэт, политик, а для многих жителей Боснии и Герцеговины – военный преступник и личность, представляющая интерес для психиатрии. 24 марта Международный трибунал по бывшей Югославии в Гааге вынесет приговор по делу экс-лидера боснийских сербов Радована Караджича. Его обвиняют в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности. В частности, Караджич, являющийся на тот момент политическим лидером боснийских сербов, должен ответить перед судом за организацию расправы над боснийскими мусульманами в Сребренице в 1995 году, жертвами которой стали около 8000 мужчин и юношей, исповедовавших ислам.

Остальные пункты обвинения касаются изгнания и истребления населения, пыток, а также нарушения международного гуманитарного права при осаде Сараево. В причастности Караджича к последнему пункту нет сомнений, в беседе с DW подчеркивает профессор отделения международных отношений и межкультурных связей Бухарестского университета, эксперт по Балканам Франц-Лотар Альтман (Franz-Lothar Altmann). “Тогда производились обстрелы и бомбардировки гражданского населения. Это однозначно является военным преступлением”, – отмечает он.

“Боевой дух сербов”

Радован Караджич родился в 1945 году в черногорской деревне, но с 15 лет проживал в тогда многонациональном городе Сараево в Боснии и Герцеговине, находившейся в составе Югославии. Отец Караджича во время Второй мировой войны воевал на стороне четников – сербских экстремистов с националистическими взглядами, выступавших за великую Сербию, которые были разгромлены югославскими партизанами (позднее так называлось и националистическое движение, участвовавшее в вооруженных конфликтах в Югославии в середине 90-х годов. – Ред.).

После окончания школы Караджич изучал психиатрию на медицинском факультете в Сараевском университете и год стажировался в Колумбийском университете в Нью-Йорке. По своему возвращению он открыл частную психиатрическую практику в городе Пале под Сараево, а также получил место штатного психолога в футбольной команде.

Кроме того, Караджич писал стихи и был членом Союза писателей. Его националистические взгляды прослеживались в его стихотворениях: уже тогда он говорил о “боевом духе сербов”, отмечает Франц-Лотар Альтман. А после встречи с писателем и теоретиком сербского национального движения Добрицей Чосичем он еще больше укрепился в своих убеждениях.

Националистическая партия

Впрочем, на мировоззрение Караджича повлиял не только Чосич: он познакомился с бывшим президентом Сербии Слободаном Милошевичем (против него в Гаагском трибунале также был начат процесс, однако не был закончен в связи со смертью подсудимого в 2006 году. – Ред.), а также со своим будущим политическим соратником Момчило Краишником, который впоследствии был приговорен Гаагским трибуналом к 20 годам лишения свободы за военные преступления. С последним Караджич повстречался в следственном изоляторе, где он находился 11 месяцев по подозрению в незаконном присвоении средств из государственной казны. Впрочем, в итоге Караджич был оправдан.

В 1990 году Радован Караджич стал одним из основателей и главой Сербской демократической партии, пришедшей к власти в Боснии и Герцеговине после начала демократических преобразований в бывшей Югославии.

Враг в лице мусульман

Радован Караджич был далеко не единственным, у кого появилась возможность претворить свои националистические взгляды в жизнь. В этот период в стране главенствовал национализм: словенцы, хорваты и другие народы ощущали на себе гнет Белграда и преимущественно сербского руководства и хотели выйти из состава Югославии. Исключением не стала и Босния и Герцеговина, однако сербские власти во что бы то ни стало хотели этому помешать. Сам Караджич в качестве политика создал образ врага в лице мусульман. По-видимому, это стало “переносом более раннего образа врага в лице турок-османов”, – поясняет Альтман. “Боснийские мусульмане стали для него (Караджича. – Ред.) своего рода потомками османов, с которыми долго боролась Сербия и сербский народ”.

1 марта 1992 года состоялся референдум, на котором боснийцы и хорваты проголосовали за независимость Боснии и Герцеговины. Сербы бойкотировали голосование. Через месяц началась война. Территории с преимущественно сербским населением объявили о создании Республики Сербской, первым президентом которой стал Радован Караджич. В последующие годы на территории бывшей Югославии погибло около 100 000 человек, были совершены массовые изнасилования мусульманских женщин, а сотни тысяч человек разных национальностей были изгнаны с мест их проживания.

А еще был геноцид в Сребренице, жертвами которого стали около 8000 находившихся там боснийских мусульман. В Гааге до сих пор продолжается судебный процесс по делу бывшего командующего армией боснийских сербов Ратко Младича, которого обвиняют в учинении расправы. В июле 1995 года боснийские сербы под его предводительством захватили Сребреницкий анклав, который был объявлен зоной безопасности ООН и служил пристанищем для нескольких тысяч боснийских беженцев. Согласно докладу ООН, находившиеся там миротворцы без сопротивления передали солдатам контроль над всеми наблюдательными постами.

Жизнь под чужим именем

После окончания войны Младич и Караджич годами скрывались в Сербии. Он жил по поддельным документам на имя Драгана Дабича и кардинально изменил свою внешность. Кроме того, у него явно было много помощников, которые своевременно предупреждали его об опасности, когда началась акция по его поимке, поясняет Франц-Лотар Альтман Альтман. В 2008 году сербским властям, на которые оказывалось значительное давление со стороны ЕС, наконец удалось задержать Караджича в Белграде. Спустя без малого три года в селе на севере Сербии был арестован и Ратко Младич.

Как подчеркнул главный обвинитель по делу Караджича Серж Браммерц, ожидаемый приговор Гаагского трибунала станет историческим: наконец будет установлено, отдавал ли бывший политик самолично приказ об убийстве мусульман в Сребренице.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *